lesbian cartoon porn
cartoon network porn
lesbian cartoon porn
лист за политичка и друштвена питања, геополитичка и стратешка истраживања
  • Проф. др Милош Ковић:Срби ипак нису пластелин, него нација

  • Доктор Јована Стојковић Српска хероина против стоглаве аждаје Новог светског поретка

  • Сергеј Бабурин Сједињавање социјалних достигнућа 20. века и православља

  • Др Душан Пророковић НАТО није део решења већ део проблема

  • Група српских интелектуалаца - Видовдански позив Позивамо власт да одустане од поделе Косова

Россия – альтернатива англосаксонскому проекту

Пётр Акопов. российский политический аналитик и заместитель главного редактора газеты "Взгляд", интервью Геополитике

1380027_681884891829827_435958677_n.jpg

               Уважаемый господин Акопов, Вы написали, что недостаточно быть главным противником глобалистских проектов, которые пропагандирует англо-саксонская цивилизация, что русские, должны размежеваться с западом и созадть новый мир.  Есть лиу Вас в России единомышленники, сторонники этой идеи, и делается ли что-то для того, чтобы Росссия стала действительной альтернативой западной, англо-саксонской цилизации? 

              Действительно, Россия может сохраниться в качестве великой державы только если размежуется с Западом и сформулирует, вернется, обретет собственную цивилизационную модель. Она у нас есть – просто начиная с петровских реформ начала 18 века произошел трагический разрыв, отклонение от собственного пути, от следовании миссии Катехона, «удерживающего», от наследия Святой Руси. Оно  было вызвано разрывом части правящей элиты как с верой предков, так и с национальной традицией, как в быту и культуре, так и в геополитике. Позднее в элите шла постоянная борьба между западниками и сторонниками национального пути. Но к началу 20 века Россия так и не смогла четко встать на национальные рельсы – что стало одной из важнейших причин катастрофы 1917 года и начавшейся гражданской войны. Но даже победившие в ней большевики, во многом изначально содержавшие русофобские элементы, постепенно самим ходом русской истории были трансформированы в национальную сторону, став к концу правления Сталина национал-большевиками. В дальнейшем, к сожалению, правящей верхушке не удалось развить это движение, более того, встречный, космополитический процесс в советской элите, набиравший силу с 60-х годов, в итоге привел к бездарной и катастрофической по своим последствиям перестройке и развалу СССР. Но в нулевые годы пошел процесс национализации правящей элиты, до этого во многом состоявшей из проходимцев и плутократов-западников. Особенную силу этот процесс принял в 2012 году, после возвращения Путина в Кремль. Размежевание с Западом, как идеологическое, так и финансовое, это не просто ответ на давление США на Россию и Путина – это историческая потребность самой России. Только на этом пути, в том числе и через обновление правящей элиты (как чиновной, так и медийной, образовательной, финансовой) возможно сохранение и развитие нашего государства, восстановление большой, исторической России. И это понимает абсолютное большинство нашего народа, большая часть реальной (а не космополитической) интеллигенции, и немалая часть путинского окружения из числа силовиков и чиновников. Так что самоопределение и самоочищение России – это вопрос времени, надеюсь, нескольких ближайших лет. Сформулировав для себя набор национальных ценностей, в согласии с которыми должно строится наше государство (а это касается как морально-этических, религиозных ценностей, так и экономической модели, выбора того формата общинно-государственной экономики, которая отвечает моральным принципам русского народа, его стремлению к справедливости и соработничеству), Россия сможет предложить и свою альтернативу глобальному англосаксонскому проекту, который размывает национальные культуры и цивилизации. Но пока мы не провозгласим наш новый символ веры на государственном уровне (до этого еще должно пройти время, которое потребуется на завершении борьбы в верхах, в правильном исходе которой я уверен), Россия все равно будет выступать как  альтернатива западной цивилизации, как координатор и организатор сопротивления всех сил в мире, которые недовольны атлантической гегемонией.

 

Мы видим, что Америка, Британия и некоторые другие страны ЕС один за другим предпринимают  шаги, которые угрожают экономическим и другим интересам Российской Федерации. Думаете ли Вы, что эта негативная тенденция в отношениях Западных стран к России будет прогрессировать и в долговоременной перспективе может привести к серьёзному конфликтумежду Америкой и её еврпейскими сателлитами с одной стороны и Россией с другой?

 

Конфликт России с Западом имеет тысячелетнюю историю – мы всегда были для Запада нежеланным соседом, которого пытались подчинить своему влиянию, а то и просто поработить (под любым предлогом). И сейчас мы наблюдаем всего лишь начало его новой резкой фазы. Ее отличие от прочих в том, что ей предшествовал непродолжительный период якобы союзнических, а на самом деле полувассальных отношений с Западом, которые российская элита навязала стране в 90-е годы. Необычность этой конфронтации и в том, что он происходит в момент кризиса англосаксонского проекта глобализации – когда процесс собирания мира под властью прообраза мирового правительства уже зашел достаточно далеко, и Западу казалось, что Россия уже как минимум не сможет оказать этому никакого сопротивления, а, как максимум, сама уже вписана в глобальный проект в качестве клиента. Но Россия бросила вызов – и теперь уже сам успешный и ускоренный ход глобализации оказывается под большим вопросом. Особенно, если России удастся собрать вокруг себя все мировые цивилизации и блоки, которые крайне недовольны попытками атлантистов подчинить их своему влиянию или использовать как марионеток (китайскую, индийскую, латиноамериканскую, арабскую).

 

 

Как Вы комментируете случай сбитого над Украиной малазийского самолёта. Нам в Сербии это напоминает похожие операции „ложных следов“, такие, как взрыв на рынке Маркалы в Сараево, в организации котрого обвинили сербов: это стало поводом  к бомбардировкам позиций босанских сербов,  или случай мнимого расстрела мирных албанцев в селе Рачак в Косово, который был поводом к нападению НАТО на Сербию в 1999 году. Позднее было установлено, что эти обвинения были ложными, но последствия ответных мер уже наступили. Нам кажется, что Россия не извлекла должного урока из всего того, что Америка и Европейское Сообщество сделали с сербам в девяностые годы. Что Вы думаете об этом?

Уничтожение «Боинга» очень похоже на провокацию, которые так любят устраивать спецслужбы США (хотя пока что нельзя полностью исключать и вариант случайного попадания ракеты, выпущенной, чтобы сбить другой, военный, самолет). Если это так, то Россия сделает все для того, чтобы доказать это. Мы прекрасно знаем и помним про все случаи провокаций, которые устраивали в Югославии и с Сербии в 90-е годы – и они как раз и дают нам повод подозревать США и в случае с уничтожением малазийского Боинга. Что касается того, что сделал Запад с сербами в 90-е годы, то все русские патриоты хорошо знают и помнят «уроки сербского» и понимают, что уничтожение вашей страны было предупреждением нам. Эксперимент, который Запад ставил над вами, нужен был ему, в том числе, и для того, чтобы «потренироваться», получить опыт, который в удобном случае можно было бы применить и в России. Слава Богу, мы сумели отойти от края пропасти, у которой стояли все 90-е годы, и «югославский сценарий» у нас не прошел. Но сегодня мы наблюдаем попытки его воплощения на Украине, которая является исторической частью России.

 

 

Как Вы комментируете теперешнее положение в Украине, позицию и положение Новороссии. Смогут ли вооружённые силы Новороссии выдержать наступление киевской хунты? Часть общественного мнения в Сербии, а кажется, и в России,  придерживается мнения, что Москва могла бы гораздо активне логистички поддерживать силы Донецкой и Луганской республик?

 

Война на Украине становится затяжной и будет идти еще как минимум несколько месяцев. США подталкивают Киев к военному решению конфликта, а Москва не может оставить ополченцев одних. Большая часть общественности в России однозначно высказывается за большую помощь повстанцам – вплоть до ввода войск. Впрочем, одновременно большая часть общественности считает, что Путин должен сам определять формы и методы оказания помощи Новороссии. Учитывая, что ополченцы наполовину состоят из приехавших из России добровольцев (которые составляют и самое боеспособную часть армии Новороссии), а помощь им оказывается самая разнообразная, я вообще бы не стал отделять Новороссию от России: идет борьба, война за Украину, в ходе которой Россия использует все средства - как военные, так и экономические, и дипломатические методы.

Помощь ополченцам будет увеличиваться, особенно после того, как Евросоюз введет секторальные санкции против экономики России – потому что именно расчет на то, что Европа устоит перед давлением США и был главной причиной того, что Россия крайне осторожно и сугубо неофициально поддерживала Донецк и Луганск. Теперь, в случае обострения конфликта России и Европы и сближения ЕС с американской позицией (заключающейся в попытке изоляции России от Запада и обрыва экономических связей между Россией и Европой) помощь ДНР и ЛНР вполне может принять открытый характер. Не исключено и официальное признание их уже этой осенью. Но образование Новороссии – лишь этап в борьбе за всю Украину, которая должна остаться в составе русского мира. Укрепившаяся и отделившаяся Новороссия станет рычагом, с помощью которого можно будет перевернуть ситуацию на всей Украине, не допустить ее ухода на Запад.

 

Akopov_2.jpg

 В России, как и в Сербии существует длинная политическая традиция „европейства“ и „космополитизма“  и ценностной политической ориентации на Запад. Насколько эта прозападная либеральная струя сильна в Москве сейчас,  говоря не только о политикке, но и о бизнесе, культуре... Возможно, часть людей после новых политических действий Вашингтона и Лондона начала хоронить такие иллюзии о Западе?

 

Космополитические, прозападные силы пришли к власти в России после 1991 года – это было второй в истории России случай, когда они смогли полностью захватить власть (первый раз – в марте 1917-го, после свержения Николая Второго) . 90-е годы были временем их почти безраздельного правления – они заняли ключевые позиции как в политике, так и в экономике, культуре и СМИ. Но в нулевые годы Путин постепенно начал отодвигать их от власти – и к середине нулевых сложилось своеобразное двоевластие путинцев (чекистов-патриотов) и космополитов (либералов-западников). Вынужденный отход Путина в тень в 2008 году (в связи с его нежеланием менять конституцию и оставаться на третий президентский срок) породил у космополитов надежды на то, что они сумеют переломить баланс сил в свою пользу. Заигрывание с ними Дмитрия Медведева укрепляло их расчеты. Но в 2011 году стало ясно, что Путин намерен вернуться в Кремль – более того, что он вернется с откровенной патриотической программой чистки элиты и изменения идеологической программы власти (отказ от выгодной либералам псевдо «безидеологичности» и переход к национальной, патриотической повестке дня). Это предчувствие вызвало панику как у российской «пятой колонны», так и у либералов во власти. Категорически не устраивало возвращение Путина и  Вашингтон. В итоге началась «болотная смута», которая была призвана не допустить избрания Путина или, как минимум, ограничить его в свободе действий, повязав либеральной повесткой дня (вынудив пойти на уступки либералам, якобы выражавшим требования большинства народа – хотя в реальности их поддерживает узкая прослойка московского т.н. креативного класса, то есть олигархической обслуги).

 

После того, как Путин выдержал удар Болотной, он начал процесс национализации элиты (через борьбу с коррупцией среди чиновников, выдавливании олигархов из политики, а представителей пятой колонны с заметных постов в экспертном и журналистском сообществе), сдвига в патриотическую сторону в идеологии и культуре. Олигархам было предложено вернуть бизнес и деньги в Россию. В отношениях с Западом Путин перешел к более жесткой риторике – стал отвечать на обвинения, обвинять Запад в двойных стандартах и давлении на Россию. В 2013 году конфронтация с США достигла апогея – после того, как Путин предоставил убежище Сноудену, а позднее разрулил ситуацию вокруг Сирии, не допустив нападения США. Возвращение Крыма, как и в целом борьба за Украину, стали логичным продолжением его политики противостояния попыткам США зажать Россию в угол, предотвратить ее возрождение как великой державы. Его поддержка в обществе ощутимо выросла – в первую очередь за счет тех, кто раньше верил либеральной и псевдо патриотической пропаганде, очернявшей Путина как «ставленника Запада, слугу олигархов и мировой закулисы», а теперь убедился, что Путин служит только России. Либеральная, прозападная часть общества, еще недавно контролировавшая немалую часть медиа и общественного мнения, оказалась загнана в угол, и опасается в открытую высказывать свою позицию, чтобы не вызвать обвинений в предательстве. Ее влияние, и раньше не превышавшее 5-10 процентов населения, существенно уменьшилось – но ее сторонники во власти и сейчас находятся там, пытаясь при этом не выдавать себя и не показывать охвативших их панических чувств. При первом удобном случае они попытаются нанести Путину удар в спину – впрочем, сама логика русской истории показывает, что президент вычистит их первым, по мере того, как он будет углублять чистку и переформатирование правящей элиты, в которой (особенно в ее бизнес и культурной составляющей) космополиты продолжают оставаться большинством.

 

С другой стороны, говоря о Западе, нельзя забывать  правые, консервативные политические ораганизации, христианские силы: Австрийскую партию свободы,  Национальный фронт во Франции, Швейцарскую народную партию, Лигу Норд у Англии. Такие силы существуют и в Америке: это группы, собирающиеся около Рон Пола, Патрика Бьюукенена. Думаете ли Вы, что диалог и поддержка этим силам со стороны России – шанс для улучшения отношений между Востоком и Западом?

 

Европейские правые, консервативные, националистические силы являются противниками глобализации – в том числе и в формате Европейского союза, поскольку он является инструментом в руках англосаксонских стратегов. В этом смысле они могут быть союзниками России. Но для полноценного улучшения отношений с Европой там должны произойти серьезные потрясения, связанные с кризисом той модели развития (толерантность и мультикультурализм), которую ей навязали. В случае серьезного народного недовольства и роста поддержки правых сил, в Европе на фоне общего кризиса мировой модели глобализации может начаться процесс переконфигурации и смены элит, в ходе которого проатлантические и мондиалистские силы будут  оттеснены от власти или хотя бы вынуждены частично ей поделится. В этом случае вполне вероятно начало равного диалога между Россией и Европой, выстраивание нормальных отношений – хотя 1000 опыт наших отношений дает мало оптимизма для таких надежд. В отношении американских правых – пока что у них нет шансов на переформатирование американской элиты. Скорее США еще попытаются устроить «прощальный салют» и к власти придет президент, который попытается удержать глобальное господство путем военной силы. Катастрофические последствия этого, вкупе с крахом долларовой системы, приведут к власти президента-изоляциониста, вполне возможно что и из рядов правых, консервативно настроенных политиков новой волны. Вот тогда Россия и сможет восстановить отношения с США.

 

Насколько Вам знакома ситуация в Сербии. Как вы оцениваете теперешнее положение в Сербии, где подавляющее большинство населения на стороне  России, а Београд подвергается давлению западной дипломатии, требующей, чтобы Сербия присоединилась к санкциям ЕС по отношению к России?

 

Я был в Сербии всего один раз, но внимательно слежу за вашей страной с тех пор, как начал интересоваться политикой – то есть с начала 80-х. Трагедия развала Югославии, а потом и Сербии, конечно, является для русских людей очень близкой и понятной. К сожалению, в послетитовский период ваша страна утратила свою субъектность – а ведь при маршале это была одна из немногих действительно независимых стран мира. Послетитовская элита не справилась с управлением страной, не смогла противостоять провокациям Запада по расчленению государства. В Сербии продолжились те же самые процессы. Сейчас разрыв между элитой и народом в Сербии слишком силен, да и сама страна фактически утратила самостоятельность. Но изменение процессов в мире, связанных с кризисом глобализации, с проблемами ЕС, с падением США, как и возвращение России в качестве глобального игрока и борца с глобализмом, дает Сербии шанс со временем изменить свою политику. В России всегда будут поддерживать стремление сербов жить своим умом и быть частью православного славянского мира – который все равно займет свое место среди ведущих мировых цивилизаций в новом, неамериканском мире.

 

Автобиография

 Родился в 1968 году в Москве. Работать по любимой исторической специальности не получилось – к моменту окончания историко-архивного института развалили Советский Союз и история стала твориться вокруг и с бешеной скоростью. Первыми журналистскими впечатлениями стали поездки на закипавший Кавказ – на войну в Южную Осетию и в отделявшуюся Чечню к Дудаеву. В это же время переключился на политическую журналистику и кремлеведение – но в 1993 году после расстрела Белого дома и ужесточения цензуры в стране на время покинул СМИ. Вернулся в 1998 и за эти годы успел поработать в различных газетах, журналах, телепрограммах и интернет-изданиях в качестве обозревателя («Независимая газета, «Известия») и главного редактора («Политический журнал»). Сейчас – заместитель главного редактора интернет-газеты «Взгляд» (vz.ru)

Политический аналитик крайне правых, монархических взглядов, националист, имперец и общинный социалист. В остальном – вполне мирный русский человек и отец двух маленьких девочек

 

Геополитика 77