lesbian cartoon porn
cartoon porn games
porn cartoons
лист за политичка и друштвена питања, геополитичка и стратешка истраживања
  • Проф. др Милош Ковић:Срби ипак нису пластелин, него нација

  • Доктор Јована Стојковић Српска хероина против стоглаве аждаје Новог светског поретка

  • Сергеј Бабурин Сједињавање социјалних достигнућа 20. века и православља

  • Др Душан Пророковић НАТО није део решења већ део проблема

  • Група српских интелектуалаца - Видовдански позив Позивамо власт да одустане од поделе Косова

Елена Пономарева - Интервю

_MG_8540_14.jpg

1.      Уважаемая Елена Георгиевна, просим Вас дать для «Геополитики» оценку развития российско-сербских отношений. Хотя эти отношения являются хорошими и дружественными, ожидания – по крайней мере, с сербской стороны (здесь имеем в виду подавляющее большинство сербского народа) – намного больше. Как Вам видятся актуальные сербско-российские отношения и как в Москве смотрят на политику президента Николича и правительства Дачич-Вучич, которая публично и декларативно продвигает сотрудничество с Россией, а страну де-факто ведет в Евросоюз?

 

Прежде всего, я хотела бы выразить искреннюю признательность за предоставленную возможность поговорить о важных вопросах современности и российско-сербских отношений с читателями Вашего уважаемого издания. В России журнал «Геополитика» хорошо известен серьезными аналитическими материалами. Его – правда, в электронном виде – читают не только узкие специалисты по Балканам, но  аналитики во многих крупных российских компаниях.

Что же касается современных российско-сербских отношений, то, как Вы верно заметили, они переживают процесс серьезной трансформации. Говоря о трансформации, я имею в виду, прежде всего, уровень большой политики. Дело в том, что российско-сербские отношениях всегда развивались в двух плоскостях, которые иногда пересекались, иногда существовали параллельно, иногда вступали  в противоречия. Так вот на уровне общественных связей, какова бы не была политика правительств, наши народы были и остаются духовно, ментально, психологически близкими. Недаром даже англосаксы называют сербов  балканскими русскими, а русских евразийскими сербами. Однако, несмотря на всю эту близость, необходимо постоянно развивать наши связи, работать с молодым поколением. К этому вопросу Россия должна проявить максимум внимания, активизировать информационное и культурное присутствие на сербских землях.

Что же касается политики, то скажу подчеркнуто мягко, многие решения сербского руководства вызывают у российской стороны недоумение. Конечно, мы должны понимать, что политика – это сложная многоходовая игра, это торг. Но нельзя так примитивно торговаться – в Москве обещать одно, а через несколько дней в Брюсселе – другое. Такое поведение свидетельствует лишь об одном – сербское политическое руководство ведет себя безответственно, прежде всего, по отношению к своему народу и своей истории. И нам из России очень грустно смотреть на все это. Тем более, что в России нет никаких иллюзий относительно возможности вступления Сербии в ЕС. Вступление в ЕС для Сербии – это блеф. Он не произойдет раньше, чем Сербия присоединится к НАТО и не раньше, чем в ЕС будет принята Турция. Более того, все разговоры о евроинтеграции, преследуют только одну цель – окончательно оторвать Сербию от России, лишить Сербию возможностей превращения в крупного экономического и политического регионального игрока.

Я не думаю, что сербское руководство этого не понимает, но видимо, его приоритетами являются не национальные интересы Сербии, а личные. Так что делайте выводы.

 

2. Вы указываете на важность экономики, и действительно в течение последних пяти-шести лет отмечен рост в сербско-российском торговом обмене, российский капитал начал входить в Сербию. Все-таки, как объяснить весьма серьезное медийное нападение на сербско-российское энергетическое соглашение, где «Инсайдер» Б92 является лишь видимой частью подводного политически прозападного айсберга, намеревающегося торпедировать важнейшее сербско-российское экономическое соглашение с момента развала СССР и СФРЮ?

 

Еще в 1990 г. И. Бродский, человек далекий от большой политики,  но тонко чувствующий грядущие битвы за власть и ресурсы, провидчески писал: «подлинным эквивалентом третьей мировой войны представляется перспектива войны экономической, где все средства хороши средства и где смысл победы – доминирующее положение».

Битва за сербские земли началась с момента крушения биполярной системы и развала Югославии и продолжается по сей день. Параллельно с военными и политическими акциями ведется полномасштабная информационная война. Россия, будучи не только одним из центров мировой политики и экономики, но и психоисторическим противником Запада, естественным образом оказывается включенной в это противостояние. Поэтому совершенно  естественно то, что «Газпром» – оказался одним из участников этой войны.

В условиях усиления конкуренции и даже конфронтации на энергетических рынках слова Г. Киссинджера, сказанные им в 1974 г., не просто актуализировались, но приобрели новое развитие: «Вы никогда не можете проводить энергетическую политику как чисто экономическое дело. С самого начала она являлась предметом внешней политики». Сегодня серьезно политизирован не только энергетический рынок, но вся мировая экономическая система. Так что Сербия и Россия оказались в эпицентре энергетических и шире – политических – войн. Но это нормальное для нас состояние. Вывод их этой ситуации может быть только один – нужно продолжать борьбу.

 

3. Президент Путин имеет поддержку не только граждан России, но и вне границ своей страны, в определенной части международной общественности, в кругу свободных и независимых интеллектуалов в мире, видящих в России баланс, противовес американскому гегемонизму, и ценностную альтернативу идеологии прав человека. Мне думается, что наличие большого количества западных НПО в России, имеющих не только огромные ресурсы, но и богатый опыт смены правительств в мире, и тот факт, что определенная, не ничтожная и влиятельная часть российской экономической, культурной элиты разделяет либеральный мир ценности, должны держать Москву в состоянии постоянной настороженности. Путин после прихода к власти в конце 1999 г., изменил политику, но также провел и кадровые изменения по глубине госаппарата в сравнении с предыдущей администрацией Ельцина?

 

В России, действительно, происходят серьезные изменения, как на уровне политического руководства, так и внутри общества. Опыт Египта, Ливии, Сирии убедительно доказал, что Запад, поддерживая и продвигая «демократические ценности», на самом деле уничтожает сильные государственные образования, сеет хаос. Все это делается в целях установления контроля над стратегически важными зонами. И если в начале «арабской весны» у части российского руководства были иллюзии относительно того, что с Западом можно договориться, то после убийства Каддафи пришло окончательное осознание необходимости укрепления своей государственности, суверенитета, обороноспособности. Одномоментно это сделать невозможно, но процесс очищения и переосмысления  запущен. Он будет долгим и сложным. Причем нашему Президенту изменения во внешней политике зачастую удается провести гораздо быстрее и эффективнее, чем в политике внутренней. Кроме того, Россия – это очень неповоротливая социальная система, что естественным образом затрудняет процессы реформирования. Но эти процессы идут, и это вселяет надежду на серьезные изменения. Если Россия станет сильным и действительно самостоятельным игроком, то изменится и ситуация в Сербии. 

 

4. Вы в одном тексте указали на связь пакта НАТО и американскихразведструктур с наркоторговлей, что действительно трудно понять и принять. Имеются ли на самом деле доказательства для подобного смелого утверждения, и если НАТО действительно продлило пребывание в Афганистане, среди прочего и для того, чтобы контролировать производство и оборот наркотиков, как Вы утверждаете, то можно ли этим частично объяснить поддержку Америкой и Западом Косова как важной территории для транзита героина от Афганистана к Западу?

DSC_5474a______________.jpg

Как бы ни трудно было понять и принять то, что НАТО и американские разведслужбы связаны с наркоторговлей, но это факт. Мои выводы о наркотворчестве НАТО основаны на многочисленных публикациях российских и зарубежных экспертов, на данных международных организаций, на простой логике, наконец. Я глубоко убеждена и постоянно доказываю это в своих работах (в 2013 г. вышла монография «Проект «Косово»: мафия, НАТО и большая политика») что, одна из важнейших причин реализации Западом проекта «Косово» – включенность этой территорию в мировую систему наркоторговли.

 По данным Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, «ежемесячно через руки албанских наркодилеров проходит от четырех до шести тонн героина, произведенного из афганского сырья, а годовой доход преступных группировок от торговли смертельным зельем составляет два млрд долларов». Согласно данным ООН, лишь в Европу, которая является одним из главных потребителей афганских опиатов, поставляется около 150 т героина ежегодно, из них 35-40 т предназначены для России. Албанская мафия контролирует в этом потоке 75% поставок героина в Западную Европу и около 50% поставок в США. Совершенно очевидно, что такие объемы невозможно переправлять на ослах или в легковых автомобилях. Транспортировка таких потов возможна только крупными транспортными средствами – самолетами, например. Причем надо брать в расчет тот факт, что многие официальные данные, как правило, занижены. Реальные потоки намного серьезнее.

Очевидно также и то, что торговля наркотиками в мировом масштабе невозможна без поддержки банков, спецслужб, разведывательных структур, как государственных, так и частных крупных корпораций. Фактически наркоторговля – это самое крупное предприятие в мире. Это убедительно показывает в своих книгах Джон Коулман, бывший сотрудник МИ-6, Питер Д. Скотт, бывший канадский дипломат, профессор Калифорнийского университета Беркли, Владимир Овчинский, бывший руководитель российского отделения Интерпола и многие другие.

Исключительная роль наркоторговли в мировой политике, начиная с эпохи опиумных войн ХIХ в., обусловлена тем, что она позволяет решить сразу несколько задач. Во-первых,  дестабилизировать страны и даже целые регионы – «Золотой треугольник» (Бирма (Мьянма), Лаос, Таиланд), «Золотой полумесяц» (Афганистан, Иран, Пакистан), Балканы (Албания, Болгария, Македония, Сербия). Во-вторых, контролировать политическую верхушку включенных в наркобизнес стран. В-третьих, легко управлять населением, сажая его на иглу. В-четвертых, оправдывать свое военное и политическое присутствие борьбой с наркотрафиком и терроризмом как его следствием (самый яркий пример – Афганистан). Например, до вторжения НАТО в Афганистан в этой стране промышленного производства опиатов не было вообще! Это о чем-то говорит. Наконец, не самое последнее – хорошо на этом зарабатывать.  Так что не должно быть никаких иллюзий относительно того, что одной из причин реализации Западом проекта «Косово» является наркоторговля.

Следует также обратить внимание на то, что наркотворческая деятельность США и НАТО как управляемой американцами структуры самым прямым образом связана с расширением Альянса и с созданием крупных американских баз в протекторатах, созданных по пути следования наркотиков либо в непосредственной близости от трубопроводов. Так.с одной стороны, покрываемые США и НАТО косовские наркодилеры обеспечивают бесперебойный процесс транспортировки наркотиков из Афганистана в Европу по балканскому маршруту. С другой – Косово с его крупнейшими американскими военными базами – Bondstill и FilmCity – находится в непосредственной близости от маршрутов многих трубопроводов, в том числе, «Южного потока». Чем это наркогосударство может угрожать одному и благоприятствовать другому, думаю, очевидно.

И последнее. США никогда не вели войну с наркотиками, но всегда вели войну, в которой наркотики использовались ими как оружие. И пока будет существовать НАТО, во всем мире будет продолжаться рост производства наркотиков и объема наркоторговли.

 

5. Как Вами видится война в Сирии и ее геополитические последствия для современного мира? Россия добилась большой дипломатической победы, но оценки и ожидания, что этим устранена угроза военной интервенции Америки в Сирии, мягко говоря, преждевременны. Может ли эскалация войны в Сирии и ее возможное расширение на Иран стать угрозой для мира в мире?

 

К сожалению, несмотря на серьезную дипломатическую победу России, вопрос о военной интервенции в Сирии до сих пор остается открытым. Дело в том, что  в иерархии целей «сирийского проекта» Вашингтона можно выделить три главные и взаимосвязанные цели.

1.                   Дестабилизировать ситуацию на южных границах России. Сирия – лишь промежуточное звено в агрессивных планах Вашингтона. Вслед за ней объектом агрессии должен стать Иран. А после Ирана агрессор непосредственно окажется у южных границ России.

2.                   Создать условия для развязывания третьей мировой войны.Заметьте: не развязывание третьей мировой войны, а создание условий для ее развязывания.Нюанс заключается в том, что третья мировая война на данный момент Штатам не нужна. Однако в ближайшем будущем она может потребоваться. Зачем? Региональная война, развязанная в одном из самых взрывоопасных районов планеты, легко может перерасти в мировую войну, распространяющую всеобщий хаос. В этом хаосе можно будет легко «обнулить» те астрономические долги, которые накопили США и Запад в целом. Например, суверенный и внешний долги США уже превысили 100% ВВП; у Великобритании внешний долг приблизился к уровню 500% ВВП. Так что есть за что бороться. Однако повторюсь, сценарий мировой войны будет запущен лишь в том случае, если сохранять долговую пирамиду у Америки уже не будет возможности.

3.                   Сохранить нефтедолларовую валютную систему.Вашингтон борется за то, чтобы торговля ресурсами велась на доллары США. В то же времяКитай не просто устанавливает все более тесные отношения с Ираном – невзирая на санкции, но торгует не на доллары США, а на основе бартера, клиринга и национальных денежных единиц. Кроме того, Китай и Россия договорились торговать углеводородами на юани. Так что Ирак, Ливия, Сирия, Иран – это этапы  борьбы Вашингтона за сохранение нефтедоллара.

Важно знать, что в начале 2013 г. доля доллара в международных расчетах упала ниже психологически важной планки в 50%. Это значит, что борьба за нефтедолларовую систему будет обостряться, и в«чёрных»списках Вашингтона могут оказаться и другие страны. Ни Ирак, ни Ливия, ни Сирия, ни Иран не представляют угрозу международной системе, но в условиях обострения борьбы за влияние и ресурсы в этих странах сошлись интересы крупных нефтяных и финансовых компаний.

 

6. Вопросом всех вопросов для Сербии является Косово и Метохия. Как Вы смотрите на кооперативность сербского правительства с Брюсселем в организации местных выборов в Косове? Как Вами видится сопротивление Сербов на севере Косова Брюссельскому соглашению? Может ли несомненно устойчивое сопротивление сербов с севера Косова иметь результат, хотя бы долгосрочно, в стремлениях сербского народа вернуть оккупированный южный край в конституционно-правовое устройство Республики Сербии?

 

Создание «Республики Косово» – важный водораздел современной истории, имеющий мировое значение. И мне очень жаль тех, кто этого не понимает.

Что же касается соглашения, подписанного в Брюсселе, то я оцениваю его не иначе, как «Брюссельский сговор» – аналогия с Мюнхенским сговором очевидна  по целому ряду причин.

Во-первых, этот документ в корне меняет не только политическую карту региона, но имеет широчайшие геополитические последствия. С этого момента любые территории, контролируемые мафиозными и террористическими группировками и кланамимогут, фактически, в любой момент стать субъектом мировой политики, если это в интересах тех или иных западных структур.

Во-вторых, в очередной раз мы стали свидетелями грубого применения двойных стандартов, когда одним народам позволяется иметь право на самоопределение, а другим нет; когда судьбу стран и народов решает не право и справедливость, но деньги и сила.

В-третьих, мы наблюдаем практику «ломки» политического руководства страны, в данном случае Сербии, когда оно становится проводником не национальных интересов, а интересов третьих стран и наднациональных структур.

В-четвертых, это соглашение не только перечеркивает многовековую борьбу сербского народа за свою государственность, лишает его исторических реликвий, но бросает на фактическое уничтожение и изгнание оставшихся в Косово сербов. Их мнение, как мнение боснийских сербов и судетских чехов, подписанты не учитывали.

Тем не менее, несмотря на все планы Запада, говорить о том, что Косово потеряно для сербов я не могу – ни как ученый, ни как человек. Я уверена: пока будет жив хотя бы один серб – Косово не потеряно. Поэтому надо продолжать борьбу и жить по принципу: Наше дело правое – победа будет за нами. 

 

 

7. И наконец, несколько Ваших впечатлений о круглом столе на тему российско-сербских отношений, недавно прошедшем в Белграде в организации Института европейских исследований и российского Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова?

 

В последние годы Россия, стараясь вернуть утраченное в позорные 1990-е годы, уделяет пристальное внимание публичной дипломатии. Согласно Концепции внешней политики, важным направлением внешнеполитической деятельности РФ является доведение до широких общественных кругов полной и точной информации о ее позициях и инициативах по международным проблемам, о процессах ее внутреннего развития.

Средствами публичной дипломатии, а Фонд им. А. Горчакова является одной из центральных структур, занимающихся этим направлением, Россия стремится к объективному восприятию ее позиций и интересов за рубежом. Именно поэтому прошедший в Белграде 21 октября экспертный круглый стол, а также презентации Фонда Горчакова и лекции российских экспертов в университетах Белграда и Нови-Садая рассматриваю как важный позитивный шаг в развитии отношений между нашими странами.

Мы живем в эпоху стремительных перемен, эпоху глубоких геополитических преобразований, сопровождающихся возросшей турбулентностью как на глобальном, так и региональном уровнях. В таких условиях обмен мнениями, разговор по самым широким, в том числе и болезненным темам российско-сербских отношений, установление тесных контактов и обратной связи не просто чрезвычайно важно, но и настоятельно необходимо. Без этого не может быть поступательного и взаимовыгодного  развития отношений между нашими странами. Во время пребывания я и мои коллеги познакомились с интересными людьми – учеными, журналистами, общественными деятелями, студентами. Это дало сильный импульс развитию наших отношений, что выразится в новых проектах, встречах, обменах.

В современном мире очень многое зависит от нас с Вами, от общественной инициативы. Я очень надеюсь, что подобная практика общения будет постоянно расширяться, принимать новые формы и служить на благо наших народов.  Поэтому в будущее я смотрю с оптимизмом. Оно у нас – у русских и сербов – обязательно будет светлым!